menu
person

Александра Маринина: «У меня не плановое производство»

Александра Маринина - автор популярных полицейских детективов. Её романы про Анастасию Каменскую расходятся многочисленными тиражами.

Александра Маринина согласилась ответить на вопросы нашего корреспондента.

- У вас выходят одновременно две абсолютно разные книги. Вы их писали одновременно? 

- Я никогда не пишу две книги одновременно, не умею так разбрасываться. Переложение пьесы «Генрих Шестой» было написано в конце 2021-го года, сразу после того, как я закончила рукопись «Шпаргалки для ленивых любителей истории». После этого я написала переложение еще двух исторических пьес-хроник, потом уже взялась за роман «Тьма после рассвета», после «Тьмы» писала «Дебютную постановку». А Шекспир так и лежал в столе никому не нужный. Весной этого года издательство решило, что это может быть интересно читателям, поэтому книга вышла сейчас, одновременно с «Дебютной постановкой».

- В детективе «Дебютная постановка» описаны события 1966-го и 2021-го годов. Расскажите, в каком порядке вы фиксировали хронологию.

- Мне была интересна советская милиция периода перелома, который произошел как раз в середине 1960-х - смена Генсека, потом смена министра, изменение концепции деятельности МВД, масштабные реорганизации и прочее. И действие ретроспективной части романа происходит не в одном только 1966 году, а на протяжении 14 лет, то есть до 1980 года.

- Для писателя важна любовь к герою, в вашем случае, к героине – Каменской?

- Для какого именно писателя? Нас много, мы все очень разные, мы по-разному относимся к своим персонажам и по-разному их используем. Если для сюжета или для раскрытия какой-то идеи мне нужна Каменская, то она появляется в книге, если не нужна, то её и нет. Да, за много лет я сроднилась с этой героиней, но отношение к ней лично у меня чисто утилитарное. Я не подстраиваю книгу под героиню, я эту героиню использую, когда в этом возникает необходимость.

- Каменская при должности и погонах, и Каменская-пенсионерка – техника описания расследования меняется, или главное – методы и мысли самой героини?

- Техника описания не меняется, потому что описание – это работа автора. А вот само расследование, конечно, меняется. Инструменты, которые доступны сыщику при погонах, чаще всего недоступны частному детективу, поэтому методы работы другие, правовые ограничения тоже другие, уже не говоря о чисто служебных вещах и отношениях, которые связывают деятельность полицейского и отсутствуют у «частника». У полицейского больше средств и меньше свободы, у «частника» - наоборот, свободы много, а возможностей существенно меньше.

- Теперь об историческом расследовании. «Генрих Шестой глазами Шекспира» и «Ричард Третий и Генрих Восьмой глазами Шекспира» - вы хотели разобраться в авторстве пьес великого Шекспира?

- Вопрос об авторстве передо мной вообще не стоял, мне это не было интересно. Легкое переложение текстов, написанных громоздким языком средневековой поэзии, предназначено для того, чтобы стать подспорьем, такой своеобразной шпаргалкой для тех, кому нужно или просто интересно ознакомиться с историческими пьесами-хрониками Шекспира, но не хочется тратить интеллектуальный ресурс на то, чтобы продираться сквозь нагромождение метафор, отсылок к мифологии и замысловатые инверсии. Есть прекрасные работы Айзека Азимова и Джона Норвича, посвященные именно историческим пьесам, и я никоим образом не собиралась соперничать с этими маститыми литераторами. Я разбираю именно текст, персонажей, их поступки, пересказываю их реплики простым понятным современным языком. Попутно делаю кое-какие комментарии о реальных исторических событиях, а также о внутренней логике самих пьес. У Азимова в «Путеводителе по Шекспиру» идет подробное объяснение, что означает та или иная фраза, то или иное название. У Норвича дается разбор того, как Шекспир видел того или иного монарха и насколько это соответствует действительности. Я же просто подробно пересказываю всю пьесу от начала и до конца так, чтобы читалось легко и без напряжения.

- Сам Шекспир в «соавторах». Как вы к этому пришли?

- Как пришла? Самым обыкновенным путем. Пока работала над «Шпаргалкой», постоянно заглядывала в шекспировские пьесы, чтобы проиллюстрировать, как драматург видел того или иного правителя, о котором шла речь в «Шпаргалке». И подумала, что из-за тяжелого поэтического слога мимо многих читателей пройдут незамеченными очень интересные сюжеты и яркие персонажи. В общем-то, в тот момент я поняла, что такая работа мне самой доставит огромное удовольствие, даже если она никому никогда не понадобится. Надо же что-то делать и для себя самой, чтобы было в кайф. Вот я и сделала.

- Спустя несколько веков, действительно ли мы должны знать, кто именно написал пьесу, которая стала первой в трилогии?

- У меня нет ответа. Наверняка найдется огромное число людей – литературоведов, филологов, историков, шекспироведов, для которых важно установление подлинного авторства. Я к их числу не принадлежу. Мне совершенно не важно, кто эти пьесы написал, мне важно, чтобы те, кому нужно или хочется, но трудно читать поэтический текст, имели возможность подробно и детально ознакомиться с произведениями. А заодно и посмеяться кое-где.

- Мы с вами часто виделись на книжных выставках и на презентациях ваших новых романов. Не устали от обязательств по продвижению своих книг?

- Этих обязательств у меня не так уж много, уставать особо не от чего. Обычно новая книга выходит в сентябре, и в этом месяце бывает Международная Московская Книжная Ярмарка и 2-3 встречи в книжных магазинах. А дальше, в течение года, могут быть еще несколько встреч в книжных магазинах или библиотеках. Вот, собственно, и все. Нельзя сказать, что это сильно утомляет.

- Живое общение с читателями – это работа или «подпитка» для нового проекта?

- Живое общение с читателями - это не работа и уж точно не подпитка для новой работы. Это удовольствие, когда я вижу живых людей, а не безликие строчки в соцсетях. Людей, которые пришли, потому что им небезразлично то, что я делаю. Я всегда искренне благодарна тем, кто приходит на встречи, задает вопросы, реагирует на то, что я рассказываю. Для меня это символ того, что я пишу не в безвоздушное пространство - кто-то меня читает и не остается равнодушным. Для новой работы это не даёт ничего, а для чувства удовлетворения даёт очень многое.

- Еще о нескольких ваших книгах. «Тьма после рассвета» - превосходно! Теперь будет продолжение - Каменская от выпуска из академии и до прихода на Петровку?

- Насчет продолжения ничего не могу сказать, не знаю. Пока что таких идей у меня нет. Если появится желание написать продолжение, напишу, не откажу себе в удовольствии. Но я никогда не знаю заранее, какие желания и какие идеи придут мне в голову. У меня не плановое производство.

- Как пришла сама идея «ретро-романа»?

- Как пришла идея не помню. Это было полтора года назад. В тот период в голове и душе творилось такое (думаю, у всех нас), что сейчас уже невозможно вспомнить, из какого ростка проросла та или иная мысль.

- Книга «Шпаргалка для ленивых любителей истории» - было довольно неожиданно. Будете ли продолжать цикл? Какие страны еще вам были бы интересны? 

- И снова отвечу: у меня не плановое производство. Хотелось бы, конечно, написать такую же «Шпаргалку» по Франции, литература вся у меня собрана, но нужно найти еще и силы, и время. Посмотрим, может быть, и сделаю. Сейчас трудно загадывать наперед.

- Семейная трилогия «Взгляд из вечности» была первым шагом в сторону от Каменской и довольно успешным. Есть ли планы продолжить писать семейные романы?

- Трилогия «Взгляд из вечности» была далеко не первым шагом в сторону от детектива. Отходить от привычного жанра я начала еще в 2001-ом году, когда написала роман «Тот, кто знает». Потом был еще ряд книг, довольно далеких от детектива. После «Взгляда из вечности», опять же, был роман о работе судебно-медицинских экспертов «Оборванные нити» и большая трехтомная сага «Обратная сила». Захочется – напишу еще что-нибудь в этом жанре. А про планы я уже все объяснила.

- Понравился ли вам сериал по трилогии?

- Сериал был ужасен. Я даже посмотреть его не смогла, мне хватило чтения сценариев. Больше мне сказать нечего.

- Были ли предложения по экранизации последних романов о Каменской, где она уже на пенсии?

- Предложений экранизировать романы «пенсионного» периода Каменской пока не было.

- Смотрите ли вы Елену Яковлеву и Сергея Гармаша в театральных постановках? Если да, то, в каких и как вам сыгранные образы?

- Я в свое время часто ходила в «Современник», пересмотрела практически всё, что там ставилось в 2010-2015-е годы. Естественно, и Елену Яковлеву, и Сергея Гармаша я видела на сцене. Думаю, никого не удивлю, если скажу, что это яркие талантливые артисты. Гармаш-Фамусов в «Горе от ума» - это было нечто!

- В продолжения театральной темы. Мы с вами встретились в МАМТе на премьере «Аиды». Как вам постановка, и какие у вас театральные предпочтения?

- Мне было очень приятно встретить Вас на «Аиде»! В том театральном сезоне 2022-2023 годов я послушала еще две версии «Аиды» в Геликоне и в Новой опере, и в каждой постановке были свои нюансы. В МАМТе – оркестр и красочность сценографии. В Новой опере – хор и меццо-сопрано (Амнерис), там было концертное исполнение. В Геликоне меня потрясла режиссура: во-первых, образ Амнерис, во-вторых, решение финальной сцены, когда Аиды в подземелье нет, она чудится Радамесу, у него галлюцинации. Это было невероятно круто! А в целом я много хожу на оперные спектакли, равно как и на драматические. У меня нет специальных предпочтений, мне всегда интересно, что и как сделал режиссер, почему он сделал то, что сделал, зачем сделал. Для меня поход в театр равен чтению книги - это встреча с душой автора. А «людей неинтересных в мире нет», как известно.

- Продолжаете ли вы сейчас сотрудничать с зарубежными издательствами, если да – с какими и по каким книгам?

- Сотрудничество с зарубежными издательствами в последние полтора года заморозилось по известным причинам, хотя книги, права на которые были приобретены до того, конечно, выходят. И от этих издательств приходят письма с извинениями, они не могут заплатить мне роялти. Ну, что ж поделать, не могут, значит, не могут.

- У вас множество профессиональных премий и наград. Как вы их воспринимаете и есть ли в доме отдельная полка «признания заслуг»?

- Если у меня дома на какой-нибудь полке находится свободное место, оно заполняется книгами, которые уже некуда ставить. За награды я благодарна, мне приятно их получать, приятно, что мою работу считают достойной этих наград, но отдельного «алтаря», разумеется, я не делаю. Когда природа раздавала честолюбие, амбициозность и тщеславие, я отошла в сторонку книжку почитать.

- Продолжаете ли вы заниматься научными трудами, если да, то на какие темы?

- Научной работой я не занимаюсь с тех пор, как вышла в отставку, то есть уже четверть века.

- «Детектив - лишь повод для серьезного разговора с читателем» сказали вы когда-то. Разговор продолжается?

- Да, разговор продолжается. И будет длиться до тех пор, пока мне будет о чем поговорить с людьми. Когда темы для обсуждения иссякнут в моей голове – я умолкну.

Владимир Сабадаш (Фото – из личного архива Александры Марининой)

ЕЩЁ ПО ТЕМЕ:

«Кощей. Похититель невест» стал лучшим фильмом на Солнечном острове

Французская комедия «Сестра, действуй!» выйдет на экраны России

Французская драма «Грани любви» выйдет на экраны России

Фильм «Дурные деньги» выйдет в прокат 5 октября

Фильм «Гардемарины 1787. Мир» Светланы Дружининой выйдет в прокат 5 октября

Фильм «Тут все свои» выйдет в прокат в конце сентября

Решаема ли проблема ЖКХ? Это Москва. СВМ

Агентство Популярной Информации API TV

Категория: Кино | Добавил: apitvdance (13.09.2023)
Просмотров: 3872 | Теги: Маринина, каменская, API TV, интервью | Рейтинг: 5.0/126