menu
person

Программу «Вне времени. Хореографические шедевры Леонида Якобсона» показали в Большом театре

Петербургский театр балета имени Леонида Якобсона продолжил  гастроли в Москве спектаклем-посвящением своему основателю. 

Уникальная программа  «Вне времени. Хореографические шедевры Леонида Якобсона», которая показана на сцене Большого театра, – это бережно восстановленные знаменитые постановки великого мастера: одноактный балет «Свадебный кортеж», хореографические шедевры из циклов «Роден» и «Классицизм-Романтизм». Премьера была приурочена к 50-летию первой концертной программы, созданной Якобсоном для возглавляемой им труппы, премьера которой с успехом прошла в июне 1971-го года.

Ровесник Джорджа Баланчина, выпускник петербургской балетной школы (класс Владимира Пономарева), последователь Михаила Фокина, он всегда следовал «против течения». Маэстро обращался к хореографической миниатюре, которая сопровождала его на протяжении всей творческой жизни. Леонид Якобсон черпал мотивы в истории мирового искусства, а главное - развивал танец, свободный от канонов и правил. 

По словам Майи Плисецкой, выдуманные Якобсоном движения ранее не существовали, сам же хореограф называл свой танцевальный язык «хореопластикой».

«Он работал в разных стилях, в разных жанрах. Все видел по-новаторски. Был реформатором признанным. Ломал традиции. Взрывал балетное пространство», – сказал художественный руководитель, директор Театра балета им. Леонида Якобсона, заслуженный артист России Андриан Фадеев.

Якобсон был первым хореографом в Советском Союзе, одевший танцовщиков в нюдовые костюмы. Эффект обнаженности ему был нужен в миниатюрах Родена. Хореограф оживил скульптуры знаменитого француза в танце. Якобсон придумал для каждой скульптуры свою историю:  от невинного «Поцелуя» до «Экстаза», «Минотавра и нимфы». 

«Самое сложное как раз передать этот самый экстаз. Кажется, что уже неважно, что ты делаешь, важно? как ты это делаешь, насколько ты правильно передаешь то чувство, которое вложил в эту хореографию сам Якобсон», – рассказал артист кордебалета Театра балета им. Леонида Якобсона Мурад Керимов.

В программках – портреты балерин, на которых ставил Якобсон. Сейчас Вера Соловьева учит танцовщиц нюансам хореографии мастера, а полвека назад сама танцевала роденовский цикл. Помнит, как ленинградские чиновники запретили пять из восьми миниатюр, сославшись на обилие секса в постановке.

«Чувственность, причем в каждом движении, в каждом повороте глаз, рук. Когда мы танцевали, мы даже это не понимали. Когда мы стали уже репетировать, мы поняли, что там каждый жест, каждый поворот головы – все играет на образ», – отметила педагог-репетитор Театра балета им. Леонида Якобсона Вера Соловьева.

Оба отделения открывались многофигурной мизансценой: рассредоточенные в пространстве танцовщики застывали, будто изваяния, которые оживали в последующих эпизодах. Рассказав свои истории, в финале они вновь замирали в выразительных скульптурных позах.

Тематический цикл «Классицизм-Романтизм» (в него вошли избранные миниатюры: «Па-де-катр», «Па-де-труа», «Секстет», «Па-де-де», «Полет Тальони») – как продолжение фокинской «Шопенианы». Канонические па представлены в совершенно новых, непривычных сочетаниях. Известная «гравюрная» мизансцена, запечатлевшая легендарных романтических танцовщиц: Марию Тальони, Карлотту Гризи, Фанни Черрито и Люсиль Гран. Не размыкая рук, героини начинают свой затейливый танец, а в движениях угадываются природные мотивы. Сплетение рук и корпусов тел исполнителей напоминают то лепестки подснежника, то звезду, то крылья мотылька, то всплески волн, то дуновения ветра.

В немыслимых поддержках, извилистых линиях кистей рук, глубоких плие, полусогнутых коленях, сочетающихся с классическими па и бисерной пальцевой техникой, зритель видит образ диалога времен и  «игру» в классику. 

«Там есть классические движения, но когда танцуешь, настолько о них не задумываешься, задумываешься о том, какой образ тебе нужно создать», – поделилась ведущая солистка Театра балета им. Леонида Якобсона Светлана Свинко.

«Свадебный кортеж» - это музыка Шостаковича и картины Шагала. Трагическая история о неравном браке - десять минут танца складываются в воздушную историю, движения в которой за гранью понимания и вне законов гравитации. Ритуальный ход кортежа становится символом бесконечной дороги, по которой «плывут» герои.

В «Родене» произведения знаменитого скульптора оживают в телах артистов и их чувственном танце, оторваться от восприятия которого невозможно.  Все миниатюры цикла посвящены любви, воплощая разные ее грани: от первого робкого чувства и волнующих прикосновений, до мучительной страсти и неудержимого влечения тел и душ.  Изумительные  позы, аполлоническая красота линий и форм, сногсшибательные поддержки, противоборство статики и экспрессии – все это в извилистом рисунке танца. 

Владимир Сабадаш (Фото – Светлана Юрьева) 

ЕЩЁ ПО ТЕМЕ:

The Doors впервые покажут в России на широких экранах

Балет «Роден, ее вечный идол» показали на Новой сцене Большого театра

Дмитрий Соловьев, Олимпийский чемпион в танцах на льду: «На фигурном катании жизнь не заканчивается»

Кончаловский показал своё «Укрощение строптивой» в театре Моссовета

Сундуки: древний Храм Времени. «Цивилизации Сибири»

Категория: Танцы | Добавил: apitvdance (04.08.2022)
Просмотров: 1712 | Теги: танцы, Балет, API TV DANCE | Рейтинг: 5.0/58